Огненное лето 1972-го

45 лет прошло с тех пор, как небо над нашим краем заволокла пелена горького дыма. С июня по сентябрь 1972 года, то ослабевая, то вновь усиливаясь, в заволжской части и на болотных массивах правобережья района бушевал страшный пожар.

Чтобы восстановить историю тех дней, пришлось обратиться к подшивке газеты «Ленинский путь» за летние месяцы 1972 года. Несколько удивил тот факт, что в июньских и июльских номерах сообщения о стихийном бедствии отсутствуют. В то же время о пожаре не просто все знали, но в условиях почти 40-градусной жары он стал тяжелым испытанием для всех: людей, животных, техники…

Сегодня понимаешь, что это делалось с одной целью: не допустить паники. И лишь 7 сентября появилась статья заведующего отделом агитации и пропаганды РК КПСС Б. Бабинцева «Победило мужество», которая позволяет воссоздать хронологию событий.

 

13 июня на торфяниках в районе речки Бабка возник первый очаг пожара. На следующий день от удара молнии в телеграфный столб задымился лес под Лутошой. Природные условия способствовали распространению огня, недалеко от озера Невское оба пожара соединились. Только 20 июля разбушевавшуюся огненную стихию удалось локализовать и начать постепенную ликвидацию.

11 июля в заметке Т. Дмитриевой об уборке люцерны в семьянском колхозе им. Горького проскользнула фраза: «Люцерна нынче неважная, да, кроме того, на такой жаре сохнет прямо на глазах». Жара!.. 13 июля (заволжские леса горят уже месяц) была опубликована рядовая инструкция начальника инспекции Госпожнадзора Николая Михайловича Решетникова. Он пишет о мерах по предотвращению пожаров в период уборки урожая, о технике безопасности на зерновых молотильных токах, о недопущении детской шалости с огнем. Пока ничего тревожного. И в то же время по булыжному покрытию воротынских улиц по направлению к фокинской переправе через Волгу грохотали гусеницы тяжелой военной техники, что шла на борьбу с огнем.

В номере за 15 июля появились сообщения о начале жатвы хлебов в колхозах. В заметке «Новостройки Кузьмияра» В. Александрова пишет: «На днях строители далекого лесного поселка Кузьмияр закончили отделочные работы в 22-квартирном доме. Сейчас ведется строительство детсада и столовой на 60 посадочных мест. Это пусковые объекты текущего года».

Год складывался крайне тяжело для сельского хозяйства. Так, в газете за 18 июля сообщается, что падают показатели по закупкам молока у населения: «Ослабили работу в июне Михайловский, Разнежский, Отарский, Семьянский сельсоветы. Так и не приступили к делу Дорогучинский сельский и Воротынский поселковый Советы». Какое молоко могло поступать из заволжских сельсоветов, когда там бушевал пожар? Никаких скидок на засуху, пожар… Волга обмелела, вода в ней прогрелась до 26 градусов, в малых речках, озерах и прудах и того больше. Еще новость: осиновский колхоз «проквасил» более полутонны молока. Заготовленный лед к этому времени растаял, фляги поставили в теплое озеро, продукция закисла и на маслозавод привезли уже горячую простоквашу.

5 августа публикуются показатели урожайности зерновых: 13 ц/га дали озимые, а яровые — и того меньше. Спасти собранный урожай становится всеобщей задачей. Так, сапинские школьники пришли на помощь родному колхозу и вместе со взрослыми за день отсортировали около 50 т зерна. Уже к 14 августа было сжато и обмолочено 97% зерновых. Борьба за урожай продолжалась и на картофельных плантациях: в фокинском колхозе «Волжанин» заработали поливальные установки.

Интересный материал появился в номере за 19 августа. Открытое письмо «О севе озимых в текущем году» подписали весьма авторитетные лица: доктор и кандидат сельскохозяйственных наук, заслуженные агрономы РСФСР, Герои Социалистического Труда, председатели ведущих колхозов области, руководители областного управления сельского хозяйства. Авторы разъясняют целесообразность проведения озимого сева в условиях засухи, дают рекомендации по технологии и нормам высева зерна, призывают агрономов, руководителей хозяйств, механизаторов творчески подходить к проведению сева. В конце концов они оказались правы. Однако недостаток в заготовленных кормах заставил страну обратиться к внешним закупкам сена, соломы, семян зерновых, картофеля. Вместе с ними границу пересек и «незаконный иммигрант» — колорадский жук, неизвестное до тех пор у нас насекомое.

В новостях из Михайловского сообщается, что на улицах села появляются новые водоразборные колонки. В условиях повышенной пожароопасности это было весьма важно.

10 августа секретарь парткома Михайловского леспромхоза Н. Коленкин пишет: «Минувший месяц поистине для леспромхозовцев был жарким. И дело вовсе не в той температуре воздуха, которой отмечен июль, хотя она не могла не влиять на работу. Дважды и на длительное время рабочие отвлекались на борьбу с пожаром… Реализация продукции по леспромхозу выразилась в 100 процентов, вывозка древесины составила 101 процент к плану».

11 августа Горьковский облисполком принял решение о повсеместном запрещении охоты, рыбной ловли. Категорически запрещалось посещение лесов для отдыха, разведение костров около лесных массивов. За нарушение грозило административное наказание, а в отдельных случаях — уголовная     ответственность.

17 августа Н. Решетников в статье «Пожарам — заслон» уже резко критикует РОНО, отдел культуры, дирекцию киносети, управление сельского хозяйства за неудовлетворительное противопожарное состояние подведомственных учреждений. Он сообщает, что за грубые нарушения и невыполнение предписаний Госпожнадзора главный врач ЦРБ привлечен к административной ответственности. Называются конкретные адреса и фамилии руководителей учреждений, предприятий, сельских Советов, где сложилась неблагополучная противопожарная обстановка.

Как следствие — усиление организационной работы. «Ленинский путь» сообщает, что сессия Отарского сельского Совета утвердила состав противопожарной комиссии под руководством председателя исполкома сельсовета Г.А. Меркурьева. Исполкому сельского Совета, руководителям колхозов и предприятий было поручено разработать и осуществить необходимые мероприятия по усилению противопожарной безопасности. Предусмотрено проведение собраний по производственным участкам, сходов населения, организация ночного дежурства и патрулирования по населенным пунктам, наведение порядка по берегам озер и рек.

31 августа Николай Михайлович Решетников вновь выступает на страницах газеты со статьей «Пожары легче предупредить». Он уже конкретно говорит: «В настоящее время сложилась неблагоприятная обстановка в лесах заволжской части района. Охвачены пожаром торфяники, болота, лесные массивы».

Появление такого материала не было случайным. Дело в том, что 25 августа возник новый очаг пожара в районе озера Рыжан. Несмотря на срочные меры по его локализации, он начал распространяться на север, северо-восток, северо-запад. Одновременно вырывается из окружения и пожар в районе Бабки, он преодолел р. Дорогуча и на границе с Марийской республикой (в районе Курман) соединился с рыжанским. Заполыхал огромный пожар, угрожавший всему нашему лесному заволжью.

Чрезвычайную комиссию и штаб, которые расположились в эпицентре пожара — поселке Дорогуча, — возглавили второй секретарь РК КПСС М.М. Акимов, зам. председателя райисполкома А.И. Антонов, В.Н. Полухин, И.С. Макаров, В.И. Кованов, Н.М. Коленкин, Н.Ф. Главтеев и другие ответственные работники лесного хозяйства. Тщательно анализируя сложившееся положение, штаб определял противопожарные меры, разрабатывал планы контрнаступления на огонь силами имеющихся человеческого ресурса и техники.

В.Я. Москвин отмечает огромную организующую роль первого секретаря РК КПСС Николая Андреевича Ткачева.

— Что особо поражало, так это четкая организация всех служб и ответственных лиц. Когда прошла первая растерянность, все силы были направлены на налаживание быта, питания людей, привлеченных к тушению пожара, — рассказывает Владимир Яковлевич. — Особо хочу отметить девушек — поваров ресторана «Москва», которые  на Дорогуче буквально за полчаса могли накормить сотни проголодавшихся мужчин. Хорошо была налажена торговля, недостатка не ощущалось ни в чем. В этом заслуга Сергея Фёдоровича Савина и Александра Яковлевича Казнина.

Б. Бабинцев пишет: «Работа в штабе не замирает ни на час, постоянно звонит телефон, уточняется обстановка, принимаются решения, даются распоряжения: «Направить бульдозер в 21-ый квартал», «На 2-ом километре — возгорание», «Срочно направить пожарную машину», «На рябинковскую дорогу — срочно резерв», «Отправить мотопомпы», «Организовать усиленный патруль», «Выслать замену уставшим за день рабочим». Вызываются старшие команд, отрядов, из палаточного городка, а порой и от походных кухонь идут люди. Звучат команды на посадку, ревут моторы машин, мелькают в свете их фар силуэты людей, а через несколько минут вереница машин уходит за околицу, туда, где повисло над горизонтом огненное зарево. От Бабки через Мирской Пикет далеко на север протянулась линия борьбы с пожаром. А поэтому уходят на север, на запад, на юг машины с людьми, лязгая гусеницами идут в самые опасные места бульдозеры». Согласитесь, что похоже на сводку с полей военных боевых действий. По сути, так оно и было.

Когда над заволжскими лесами спускалась ночь, были особенно хорошо видны горящие пни, стволы упавших деревьев: сотни, тысячи костров.

— Как будто кадры из исторического фильма о нашествии ордынцев на Русь. Будто враг расположился на ночной отдых перед утренним боем, — вспоминает В.Я. Москвин.

В поселке Дорогуча, оказавшемся в огненном полукольце, вспоминает Николай Федорович Главтеев, еще один участник той эпопеи, было настоящее столпотворение: в ряды огнеборцев встали добровольные помощники — труженики воротынского правобережья, Спасского и других районов, рабочие и служащие предприятий областного цент- ра. В советское время школьники с гордостью носили значки с эмблемой ЮДПД — «Юные друзья пожарных дружин». Каждый считал, что он способен оказать помощь при пожаре. И когда пришла пора, многие, не задумываясь, встали в ряды добровольных пожарных.

А огонь буквально слизывал все новые и новые участки леса, подобрался к окраинам поселка Дорогуча, к гаражам, складам горючего местного участка леспромхоза. Судьба Дорогучи повисла на волоске. Жители рыли глубокие ямы и закапывали вещи в песок. Именно в этот напряженный момент к штабу пришли 6 старейших женщин поселка и чуть не на колени пали, умоляя:

— Спасите поселок, сынки. Спасите дома наши. Это в ваших силах.

И люди спасли. Дни и ночи без отдыха, забывая о сне и еде, они каждый свой шаг подчинили борьбе с огнем.

Вновь процитируем Б. Бабинцева: «Сотни срубленных и спиленных деревьев, километры защитных противопожарных полос, сотни кубов перемещенного песка, сотни тонн вылитой воды, умноженные на мужество, волю, силу людей принесли им победу. Огонь отступил».

Уже после к Александру Ивановичу Антонову подошла старушка, низко поклонилась и произнесла с волнением и дрожью в голосе:

— Спасибо, милые. Спасибо, что отстояли.

А кто были те люди, что встали на пути огненной стихии? Простые труженики, водители, колхозники, рабочие лесхоза, лесохима, леспромхоза… И если кто-то из «прикомандированных» мог схалтурить, то местные жители понимали всю меру ответственности. Вздымщик С.П. Мармышев, проявляя инициативу и активность, задал тон в работе, появляясь на самых опасных участках и увлекая за собой рабочих Мирского Пикета. Там, где они занимали рубеж в самые первые дни борьбы с огнем, он был вынужден отступить.

Два дня в огненном окружении вели ожесточенный бой с огнем труженики колхоза «Сапинский» во главе со своим председателем М.М. Барышкиным. Каково это было — в невыносимую, казалось бы, жару, задыхаясь от ядовито-жгучего дыма, когда слезы застилали глаза, сражаться со страшной стихией? И тем не менее мотопомпа сапинцев не останавливалась ни на минуту, люди, поочередно окунаясь в озеро, оставались в строю, поддерживая друг друга. Недаром у жителей этого маленького сельца было прозвище «родные». Пусть и не родственники, но родные по духу и силе воли люди!

Не растерялись, не струсили оказавшиеся в окружении рыжанского пожара рабочие Каменского лесопункта. Люди вышли из огненного «котла» сами и вытащили едва ли не на своих руках одну из трех начинавших гореть машин.

Рабочий завода им. Ульянова В. Сверухин в одиночку ликвидировал верховой огонь, готовый перемахнуть через дорогу. Бульдозеристы В.Н. и В.С. Лисины боролись с огнем, отказывая себе в отдыхе, на рябинковской дороге, когда надо было ликвидировать прорыв в районе озера Плотово.

А вскоре новое сообщение: огонь, перемахнув через рябинковскую дорогу, обошел озеро Большое Плотово с севера, неожиданно резко повернул на юг и вновь создал опасное положение. И.А. Дружинин, заведующий дорогучинским клубом, в очередном «Боевом листке» откликнулся на эти события такими строками:

Пожар с напором буйных сил

Еще вчера огнем грозил

Безрыбному и Кузьмияру.

Но девять храбрецов вчера

Туда угнали трактора

И путь отрезали пожару.

В статье Б. Бабинцева это событие описывается так: «После 4-х полубессонных суток, в 2 часа ночи на 7 бульдозерах Г.П. Вершинин и А.И. Ивлев из воротынской «Сельхозтехники», П.М. Куклев и В.Д. Шмелев из колхоза «Волжанин», А.П. Шаманин из МСО, А.М. Зайцев из колхоза им. Горького, Н.С. Ратов и В.И. Гребенкин со спиртзавода и А.О. Ларюшин из колхоза им. Чкалова выехали в район Безрыбного и в течение 16 часов без отдыха, в условиях непрекращающегося шума, до предела слабой видимости, в клубах пыли, дыма, гари сделали минерализованную полосу шириной около 40 метров общей протяженностью 12-14 километров в сторону Кузьмияра и озера Малое Плотово.

Именно сюда, в образовавшийся мешок, и был загнан для окончательной ликвидации рыжанско-дорогучинский пожар, а начавшийся в ночь с 1-го на    2-е сентября дождь помог уничтожить вначале верховой, а позднее приглушить и низовой пожар.

2 сентября по пятам пожара прошли отряды рабочих, засыпая сырым песком дымящиеся пни и головни».

Как вспоминает Н.А. Точёнов, 9 сентября дождь усилился, жизнь постепенно, если так можно сказать, начала входить в нормальное русло. Из-за Волги после ликвидации опасных очагов уезжали домой мобилизованные огнеборцы из других районов области. Вновь приступили к работе лесозаготовители, вернулись и приступили к учебе эвакуированные дети.

Однако до поздней осени в леса всё ещё уходили патрульные группы, уничтожая мелкие очаги, контролируя пышущие огнем торфяники.

Огненное лето 1972 года нанесло непоправимый урон хозяйству района: с его карты исчезли лесные поселки Рябинки, Невский, Лутошихинский, Плотовое, Рыжан, Мирской Пикет, Дорогуча, частью сгоревшие, частью оставленные жителями… Вскоре расселили село Сапино, территория которого попала в зону затопления Чебоксарского водохранилища. В 1977 г. был упразднен Дорогучинский сельский совет и создан Кузьмиярский.

Каждый год в августе бывшие жители Дорогучи собираются на месте родного поселка, вспоминают прошлые годы, делятся воспоминаниями с детьми и внуками…

Люди, выстоявшие в схватке со стихией, сделали многое для восстановления заволжских лесов. Ежегодно с питомников лесхоза на гарях высаживались тысячи молодых саженцев сосны, постепенно зарастали лесом места огненных сражений. Стройные деревья поднимались, радуя взор, приобретая деловой вид, лесозаготовители строили планы.

И вдруг…

Жаркое лето 2010 года заставило воротынчан снова взять в руки орудия борьбы с огнем, поднялись в воздух вертолеты, спешили пожарные машины. И вновь Человек выстоял в огненной схватке, и вновь победило мужество. А главное — ни одного погибшего и ни одного сгоревшего дома в оставшихся четырех селах заволжской части района.

И возникают в памяти поэтические строки И.А. Дружинина:

Враг жестокий, злой и старый,

Именуемый пожаром,

Жжёт огнем лицо земли.

На пожаре кто был, видел —

Лес сгоревший сник в обиде:

Мы его не сберегли.

Руки опускать не станем,

Жизнь немало испытаний

Посылала нам в удел.

Мы в борьбе со злой стихией

Приумножим наши силы,

Чтоб вновь лес зазеленел.

 

 

Подготовил Александр ЧИРКОВ, фото из архива редакции (2010 год)