«Здесь я дома…»

Воротынский район всегда был многонациональной территорией. С глубокой древности здесь селились представители разных племен, которые в дальнейшем стали предками современных народов Поволжья. Бок о бок живут русские, чуваши, марийцы, татары, украинцы, белорусы. После развала Советского Союза в наших селах обосновались представители закавказских и среднеазиатских республик. С открытием института появились студенты из Таджикистана, Молдовы.

Мало кто слышал о такой народности, как табасаранцы. А тем не менее, многие воротынчане хорошо знают одного из представителей этого небольшого горного народа.

На мою просьбу продолжить фразу «Рамазан — это…» около 1% воротынчан сказали, что это один из мусульманских праздников, а 99% ответили: «преподаватель музыкальной школы», «певец», «золотой (варианты: хрустальный, серебряный) голос нашего района». И это всё о нём, Рамазане Эйвазовиче Мисриеве.

Наша встреча состоялась в одном из кабинетов Детской школы искусств накануне Международного дня музыки. Поэтому и первый вопрос, конечно же, о ней.

 

— Что для Вас музыка? Почему Вы избрали эту стезю?

— Музыка — это часть меня. Я не замечал в себе каких-то особых музыкальных способностей. Видели, вернее, слышали другие. А я просто пел. Для друзей, старшеклассников, для односельчан на праздниках, концертах, свадьбах. Сначала меня поддержала учительница пения, потом стал солистом школьного ВИА. Я занимался борьбой, она отнимала все силы, совмещать спорт с музыкой было очень сложно. Да и было как-то не по себе: в музыкальном кружке в основном были девочки, поющие мальчики — редкость. Поэтому я бросал эти занятия. Но преподаватель из нашего Дома пионеров оказался настойчивым и добился, чтобы я связал свою судьбу с искусством.

После школы поступил в музыкальное училище в Махачкале на дирижерско-хоровое отделение. Отец очень удивился, когда я назвал свою будущую профессию: «Что, руками будешь махать? Ну ладно, учителю виднее»… И добавил с сожалением: «Лучше бы ты выучился на баяне играть». Друзья тоже удивлялись: «Четыре года будешь учиться махать руками?»

А я, начиная с первого курса, стал солистом хора. Кто-то стеснялся петь, а для меня петь в полный голос было так же естественно, как и дышать.

Так было всегда. Музыка держала и не отпускала меня. Много лет спустя, когда я попытался в корне изменить свою жизнь и заняться строительными работами, один мой коллега сказал: «Рамазан, иди лучше на сцену. Что бы ты ни делал — ты поёшь».

Десять лет назад я случайно оказался в Воротынце, спел на большом районном празднике и уехал опять в Нижний Новгород. Правда, скоро меня разыскали и предложили вернуться сюда. После некоторых колебаний я стал работать в Доме культуры, а затем и в Детской школе искусств.

— А что для Вас Родина?

— Для меня Родина — очень сложное понятие. Дагестан — это моя малая родина. Но есть понятие большое, которое для меня такое же близкое и святое, как музыка. Мой дед проливал кровь, защищая общую для многих народов Родину — Советский Союз — в годы Великой Отечественной войны. Он это делал для того, чтобы мы — его потомки — счастливо жили на свободной земле. И если придется взять в руки оружие, то я тоже встану на защиту Родины, той, которой приносил присягу, проходя срочную службу в одной из воинских частей на южном Урале.    Родина — это Россия.

Стоит ли обижаться, когда за пределами страны нас называют русскими? Это на малой родине я — табасаранец, в Москве —   дагестанец, а заграницей я — часть великого народа.

Меня как-то спросили: «На каком языке ты думаешь?» Ночь не спал, думал. И пришел к выводу, что уже давно думаю по-русски.

Это тот язык, который объединяет нас в одно целое, открывает возможности к постижению наследия не только русской культуры, но и других народов нашей страны, да и мировой тоже.

— Воротынский район — это уникальное место. Здесь живут народы, относящиеся не только к разным языковым группам, но и к разным языковым семьям (индоевропейской, уральской и тюркской). Под Васильсурском — красавица Сура, которая, в отличие от других рек Восточно-Европейской равнины, берет начало на юге и течёт на север, встречается с Волгой.

Так и культуры, порой разнонаправленные по своему характеру, сливаются в единый поток, образуя могучую культуру России. Воротынский район называют территорией межнационального согласия.

И всё же, трудно ли здесь человеку некоренной национальности? И что нужно сделать, чтобы жизнь его сложилась успешно, чтобы он смог заслужить уважение, признание?

— А это зависит от самого человека, и все равно, какой он национальности. Главное — везде, всегда, в любой ситуации оставаться Человеком. И совершенно не важно, как долго ты собираешься здесь прожить. Сделай всё, чтобы тебе было не стыдно сюда возвращаться. И даже не только тебе, но и твоим соплеменникам, единоверцам.

Не позорь свой народ, своих предков. Не позволяй, чтобы о них говорили плохо. Надо уважать старших, от этого еще никто не опозорился. Нужно уметь радоваться чужому счастью, поддержать соседа, друга, когда ему тяжело.

Заслужить уважение, приобрести какой-то статус можно лишь своими делами. Совершенно бессмысленно возмущаться, что тебя не уважают, в то время, когда ты сеешь вокруг себя зло. Я не могу потребовать: «Уважайте меня за то, что я хорошо делаю дело». Не мне судить: хорошо или плохо. Это решение остаётся за теми, кто нас окружает.

— Рамазан Эйвазович, так Вы можете сказать, что Воротынский район — это Ваша вторая родина?

— А как я могу сказать по-другому? Да, я люблю Дагестан, поддерживаю связи с родственниками. Но в Воротынце, во-первых, живет моя семья, родилась дочь. Во-вторых, тут я занимаюсь любимым делом, состоялся как специалист. Признаться, первоначально родители моих учеников восприняли меня настороженно. Однако всё изменилось, когда они увидели, какие теплые отношения сложились у меня с детьми, которым я отдаю своё сердце. А в-третьих, меня окружают хорошие люди, друзья, коллеги.

И даже если предположить, что когда-нибудь я уеду отсюда, то часть души останется в Воротынце. Были предложения переехать в другое место, но, как говорят, от добра добра не ищут.

Я иду по Воротынцу и вижу знакомые лица, многие люди, даже те, кого я не всегда знаю, здороваются со мной. А это значит, что я дома, на родине.

Записал Александр ДЮЖАКОВ, фото автора