Он охранял правопорядок

Весной, после Февральского переворота 1917 года, на смену царской полиции пришла народная милиция. Поначалу в ней служило немало бывших полицейских, правда, сильно разбавленных малоподготовленными и зачастую случайными людьми от присяжных поверенных до студентов. Так было и в губернском центре, и на периферии.

Примером того, кто охранял правопорядок в уездах губернии в этот период, является начальник милиции 1-го района Васильсурского уезда Иван Степанович Ерин. Сведения об этом человеке получены из послужного списка, составленного 17 июня 1918 г., видимо, при поступлении на службу. Документ сегодня хранится в Центральном архиве Нижегородской области (Фонд 105, опись 2, ед. хр. 4).

Согласно списку о службе, начальник милиции 1-го района Васильского уезда И.С. Ерин родился около 1876 года (на момент составления документа ему было 42 года), православный, в 1890 г. окончил 3-клас- сное городское училище.

В 1895 г. он поступил на службу писарем в волостное правление Низовской волости Васильского уезда. А еще два года спустя призван на военную службу, которую проходил при управлении Васильского уездного воинского начальника. После увольнения в запас состоял письмоводителем в канцелярии земского начальника 2-го участка Васильсурского уезда. В 1906 году последовало увольнение Ивана Ерина по собственному желанию. И лишь в апреле 1913 года он вновь вернулся на службу, устроившись писарем в Козинское волостное правление Балахнинского уезда.

В мобилизацию 1914 г. Ерин был зачислен в 62-й пехотный запасной батальон, развернутый в Нижнем Новгороде, и в сентябре с маршевой ротой убыл в действующую армию, влившись в ряды 162-го пехотного Ахалцыхского полка. В октябре 1915 г. из-за болезни (обморожение ног) его эвакуировали в госпиталь г. Юрьев (Дерпта) Лифляндской губернии, но в начале следующего года он продолжил службу в тыловом подразделении. Уволен из армии 14 октября 1917 г. по достижении 40-летнего возраста.

После возвращения на родину приказом 1 июня 1918 г. Иван Степанович был принят на службу в милицию Васильского уезда. К этому времени он был вдовцом, воспитывал пятерых детей в возрасте от 5 до 15 лет.

Судьба этого человека трагична: 26 июля 1918 года он приехал в с. Быковка для расследования инцидента, произошедшего в селе. Накануне быковцы оказали сопротивление вооруженной группе большевиков из казыевской организации РСДРП (б), которые прибыли на уездную конференцию. Ерин допросил арестованных коммунистов: М.Г. Русакова (из с. Бронский Ватрас), В.И. Каганова и И.К. Комолова (оба из с. Казыевка), позволил им привести себя в порядок, умыться. Жителям села, собравшимся на сход, начальник милиции объяснил, что собирается отправить избитых коммунистов в       с. Воротынец, в больницу. Ему удалось уговорить толпу разойтись. Однако при погрузке на телегу М.Г. Русаков попытался бежать, его заметили крестьяне, догнали и вернули. После чего опять собралась толпа. Стали раздаваться крики, что надо сейчас же всех арестованных убить, и вместе с ними заодно и милицию. Собравшиеся требовали, чтобы начальник милиции отдал арестованных под надзор быковцев. Ерин «не мог сопротивляться»: крестьянский сход приобретал характер неуправляемого бунта. Избитых коммунистов мужики взвалили на подводу и увезли в скотный сарай, стоявший на краю села, где над ними учинили жестокую расправу.

Некоторое время спустя, когда ничего не знавшие об этом И.С. Ерин вместе с председателем волисполкома И.Ф. Котиным, секретарём волисполкома М.А. Головиным находились в здании волостного совета, туда подошла группа вооруженных людей. Это были прибывшие из Казыевки жители, которые требовали освободить их земляков. И.С. Ерин обратился к ним с требованием прекратить стрельбу. Он также сказал, что «под давлением толпы» арестованные отправлены в скотный сарай, якобы для их же спасения. Казыевцы нашли тело Н.А. Воробьева и отправили его на лошади в Казыевку вместе с раненым В.И. Кагановым. Труп И.К. Комолова найти не удалось.

В это время в селах за р. Урга: Ивановское, Новый Усад, Тубанайка и Монастырский Ватрас — подняли набатный звон, и казыевцы поспешили удалиться. Около чайной к ним вновь подошел Ерин и предложил взять протокол дознания и мандаты членов конференции. В.И. Жотин «взял мандаты, а протокола не взял, не обратив на него внимания». Немного отойдя от Быковки, они встретили еще один отряд своих земляков, вооруженных винтовками, и несколько коммунистов вернулись в село. С ними пошел и отец И.К. Комолова.

Спустя какое-то время они догнали ушедший отряд. К. Комолов заявил, что он убил начальника милиции Ерина, так как тот не хотел сказать, где находится труп его сына. А также сообщил, что были убиты местный помещик Александр Александрович Демидов и страховой агент Леонид Александрович Петровский.

Так называемое «Быковское восстание», повлекшее немалое количество жертв как в столкновениях и бессудных расправах летом 1918 года, так и в осеннюю кампанию красного террора, упоминается в докладе Нижгубчека за сентябрь 1918 г. Подлинник этого документа хранится в нижегородских архивах (ЦАНО. Ф. 1099. Оп. 1. Д. 2; ГОПАНО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 157). Материалы об этих событиях были опубликованы на страницах «Воротынской газеты» (23 февраля, 8, 16 и             23 марта 2012 г.).

Отметим также, что И.С. Ерин, А.А. Демидов и Л.А. Петровский были реабилитированы 14 января 2014 г. прокуратурой Нижегородской области на основании Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 г., согласно ст. 3 которого подлежат реабилитации лица, подвергнутые по политическим мотивам уголовным репрессиям органов ВЧК-ГПУ-НКВД-МГБ и иных органов.

Александр ДЮЖАКОВ, Станислав СМИРНОВ, действительный член общества «Нижегородский краевед»