О ценах, предпринимательстве и не только

К «дежурному по району» обратились жители ряда сёл с просьбой прояснить ситуацию с ценообразованием в магазинах индивидуальных предпринимателей. Как они утверждали, ИП устанавливают цены, весьма завышенные по сравнению, скажем, с районным центром. Порой владелец автолавки является «торговым монополистом» — единственным поставщиком товаров повседневного спроса в небольшой деревне. На вопрос покупателей о причинах высоких цен порой можно услышать: «Не устраивают — не покупайте!» Сами понимаете, кто покупает товары в таких торговых точках — пенсионеры, у которых нет ни сил, ни возможностей доехать до Воротынца.

«Дежурный по району» обратился за помощью к читателям провести разовый мониторинг цен в различных торговых точках района от Кузьмияра до Шокина, чтобы прояснить ситуацию с ценами, что и было сделано на прошлой неделе.

Когда материал обрабатывался, в редакцию поступило письмо от нашего коллеги из областного центра. С его разрешения мы объединили письмо и результаты нашего мониторинга. Вот что у нас получилось.

 

важаемая редакция! Давно хотел написать Вам, да как-то другие дела и заботы отодвигали это письмо на потом. Сам я родом из села, но после окончания вуза остался в городе, сказалась специфика работы: нет в родном селе театра. А потом судьба сделала крутой поворот — и я оказался в журналистике. На своей малой родине бываю, хоть и не так часто, как хотелось бы. Район люблю и переживаю за него: сердце болит при виде заросших лесом полей, заброшенных, полуразрушенных и растащенных животноводческих ферм, мастерских, корпусов бывших строительных организаций, заводов…

Из публикаций в газете знаю, что осталось в районе 9 школ, 12 детских садов, десятка два клубов и библиотек, давно требующих ремонта… Единственные учреждения в селах, где ежедневно «кипит» жизнь — магазины, чаще ИП, реже НОПО (бывшее сельпо). В районном центре этих магазинов — пруд пруди. Причем на любой вкус и кошелек. Правда, в малых деревнях и того нет, раз в неделю приезжает автолавка.

Предприятия, занятые производством, в районе можно пересчитать на пальцах. Добавим сюда тройку учреждений системы социальной защиты населения, административные учреждения, больницу с системой ФАПов и офисов врача общей практики… Есть еще турбазы, только они живут и работают, особо не взаимодействуя с местной властью. Вот и вся, как говорится, «картина маслом».

Приехав в очередной раз к тетушке, потолковал с мужиками, в том числе и с местными, и с дачниками о перспективах нашего села. Задавал вопрос: почему мало тех, кто занимается своим делом? Кто-то жаловался, что заняться у нас нечем, все развалилось, молодежь уехала в город, одни старики доживают свой век, а скоро и тех не будет, и тогда село совсем умрет. Кто-то говорил, что ИП лучше и проще открыть в городе, потому что там больше вариантов для его развития, а село в этом плане имеет ограничения и не особенно перспективно.

Довелось мне побеседовать и с предпринимателями из райцентра. Говорю, что по официальным заявлениям в Нижегородской области постоянно растут объемы бюджетных средств, выделяемых на поддержку малого и среднего предпринимательства, создают бизнес-инкубаторы. Правительство региона заинтересовано в переориентации структуры малого бизнеса на производство. Почему же подавляющее большинство воротынских предпринимателей занято в сфере торговли, отчасти в сфере услуг, но почти не занимается производством? Торговать и оказывать услуги у нас научились, поскольку торговля более «оборотистая», там вращается больше капиталов. Однако настала пора учиться производить, хотя это кажется весьма тяжелым и трудным делом. Сейчас это как никогда актуально для малого бизнеса.

Однако представители воротынского бизнес-сообщества говорят, что государственной поддержки им недостаточно, а при создании своего дела приходится сталкиваться с рядом трудностей. Во-первых, это высокая стоимость оборудования. Во-вторых, развитие малого бизнеса сдерживает несовершенство наших законов. Привели пример: восстановление работы Чугуновского спиртзавода сталкивается с труднопреодолимыми барьерами, состоящими из различного рода сертификатов или лицензий. А это — не только простаивание в очередях, оформление бесконечного количества бумажек, но и дополнительные, достаточно крупные расходы.

И еще одно весьма серьезное препятствие для бизнеса — кадры. Где на селе взять опытных и высококвалифицированных работников: молодежь на село не едет, да что на село — в райцентре молодых специалистов днем с огнем приходится искать. Их зачастую не устраивают социально-бытовые условия, отсутствие жилья и… отсутствие работы. Круг замкнулся!

Не будем забывать и о сбыте продукции. Чтобы найти своего потребителя, приходится потратить много сил и средств. А работать с перекупщиками не всем хочется.

С чем-то я соглашался, а с чем-то нет. Ведь в городе, помимо большого числа вариантов, конкурентов тоже больше, труднее найти свою бизнес-нишу. Чтобы найти и занять свободное место, придется вложить значительные финансовые ресурсы. На селе конкурентов практически нет, да и затраты на открытие собственного бизнеса будут не столь велики, как в городе.

Рассуждения предпринимателей навели меня на мысль, что многие из них просто боятся трудностей либо не желают тратить время на их преодоление: от них легче и проще убежать. Вот и напрашивается вывод, что главным препятствием на пути развития производственного предпринимательства является сам предприниматель. Точнее, его лень, страх перед трудностями, неуверенность в себе и желание перенести всю ответственность на внеш- ние факторы. Прибыль имеется, налоги можно платить невысокие, достаточно не показать реальную зарплату работников и свою доходность. Большинство ИП экономят на зарплате работников: откровенный «мухлеж» с трудоустройством, с выплатой зарплаты через конверты, различные схемы ухода от налогов.

А чем реально можно заняться на селе? В принципе, здесь, как и в городе, доступны любые виды бизнеса, начиная от юридических услуг и заканчивая ветеринарией. Попробую назвать несколько, чисто навскидку.

  1. Производство и реализация сельхозпродуктов, например, кролиководство, выращивание зеленого лука и другой зелени, разведение рыбы, выращивание грибов и др. На десяти сотках стандартного приусадебного участка, имеющегося при деревенском доме, можно организовать высокоприбыльный бизнес.
  2. Розничная передвижная торговля, в том числе и придорожная. Только при условии соблюдения всех правил и норм.
  3. Оказание услуг жителям, в том числе и дачникам. Это могут быть услуги по ремонту и уходу за домом, обработка приусадебного участка, сада, огорода.

Взаимоотношения со своими клиентами тоже надо уметь строить. Среди них есть, как я уже говорил, и постоянно проживающие в данной местности, и сезонные дачники. По понятным причинам постоянные жители заплатят меньше, чем приезжие горожане, но зато они — постоянные клиенты.

Розничная торговля на селе — весьма востребованный вид бизнеса. Только и здесь надо быть аккуратным. Сельский житель не гонится за брендовым товаром так, как горожанин. Он в первую очередь смотрит на цену, обычно на ту, что ниже, поскольку основная статья дохода — пенсия. Какова здесь реальная картина?

Редакция «Воротынской газеты» провела единовременный мониторинг цен на ряд продуктов первой необходимости. Результаты сравнили с данными еженедельного мониторинга цен на эти же товары, проведенным Управлением статистики по Нижегородской области 20 ноября 2017 года (таб.).

Цены на товары у нас никем и ничем не регулируются. Предприниматели в одном месте купили подешевле, в другом продали подороже. Понимаю, что контроль за ценами сегодня вряд ли возможен, если только на очень ограниченную группу товаров, самых дешевых и простых: хлеб, молоко и крупы. Иначе можно вызвать недовольство. Ведь пожилые люди, большая часть жизни которых прошла при социализме, уверены, что предприниматели устанавливают цены с разрешения государственной власти, а значит, способствуют росту социальной напряженности. Бизнес должен нести свою долю социальной ответственности за всё, что происходит в стране, регионе, районе, селе. Тугой кошелек и пара-тройка квартир в городе не являются показателями доверия к вам. Если, конечно, вам не безразлично отношение земляков к вам и вашим близким.

Вот на такие размышления наводят колонки цифр. А ведь это только цена на товары повседневного спроса. А что творится с ценами на непродовольственные товары? Вот, к примеру, такое нужное в летний период масло для двухтактного двигателя в городе можно купить за 100 руб., в Воротынце — за 150, а в селе — уже за 300. Что называется, «почувствуй разницу»!

Простите, если задел чье-то самолюбие, никого не хотел обидеть. Ведь на базаре, как говорится, два дурака: один продает, другой покупает. Вот и мне — второму дураку — всегда хочется купить хорошую вещь и, главное, подешевле.

Продолжим наши размышления по поводу бизнеса в сельской местности. Совместно с редакцией мы вам показали, что такое маркетинговое исследование. Оно необходимо в любом случае, чтобы сориентироваться на тот или иной вид бизнеса, определить наиболее перспективное направление, очертить круг возможных клиентов, подсчитать все расходы и планируемые доходы.

Кстати, на селе можно заняться и оптовой торговлей, в частности скупкой у населения сельскохозяйственной продукции, начиная от мяса живым весом и заканчивая овощами, фруктами, ягодами и грибами. А если закупленную продукцию вы еще расфасуете и доставите на городской рынок, то это может принести неплохую сезонную прибыль.

В Воротынском районе совершенно пустует ниша так называемого «хэнд мэйда» — ремесленных изделий, изготовленных вручную. В городах множество любителей различных поделок — резных шкатулочек, бисерных вышивок, цветов и деревьев из бисера, вышитых вручную полотенец, изделий из лыка и луба и так далее. Другое дело — рынок сбыта этого товара. Туристические автобусы один за одним проходят мимо наших сёл и районного центра. В сфере туризма присутствуют только приволжские и присурские базы отдыха. Лишь один предприниматель вложился в гостиничный бизнес и, судя по всему, не прогадал. Да, турбизнес требует первоначального вклада, но в дальнейшем он будет приносить стабильный доход.

Когда я сказал моим соседям, что село — это «золотое дно» для индивидуального предпринимательства, мужики засмеялись, а один прямо заявил: «Сергеич, так это ведь работать надо, крутиться!»

Один мой знакомый, начинавший свое дело в лихие 90-е, сегодня весьма успешный предприниматель в сфере производства. Так вот, он говорит, что в условиях всё нарастающих санкций российские производители получают хороший карт-бланш. И если кто-то не видит, что доходность в торговле стремительно падает за счет повышения конкуренции и сужения спроса, то производственный бизнес начинает наращивать темпы развития.

Малое производственное предприятие — надежный бизнес, который обеспечит безбедное существование не только вас, но и ваших детей и внуков. И, безусловно, изменится ваше мироощущение: профессиональный и личностный рост тоже немало значат.

Подготовил к публикации Александр ДЮЖАКОВ, фото из архива редакции