Книга в семье Демидовых

В первое десятилетие нынешнего века русская дворянская усадьба в ее историческом развитии стала предметом пристального внимания исследователей. Если в советский период эта тема ограничивалась в основном изучением истории дворянского землевладения и крепостничества, то сегодня исследователей интересуют вопросы усадебной культуры, дворянского быта и всего того, что стали называть историей повседневности.

Кандидат исторических наук Елена Павловна Пирогова исследует историю усадебных библиотек, их формирование и состав, репертуар чтения, роль книги в семейном воспитании и образовании российского дворянства. С ее точки зрения это позволит лучше понять историческую и культурную роль библиотек в помещичьих имениях России.

В основе статьи, которая сегодня публикуется с сокращением, — уникальные материалы — письма, которые хранятся в отделе рукописей Российской национальной библиотеки и рассказывают о жизни обыкновенной среднепоместной дворянской семьи Демидовых.

Один из усадебных домов Демидовых

Василий Львович Демидов превратил Быковку в подлинное родовое гнездо нижегородской ветви Демидовых, создал крепкую дружную семью, между членами которой сложились и на протяжении всей жизни поддерживались близкие родственные отношения. Все его дети получили сначала домашнее, а затем специальное образование.

Три старшие дочери после окончания Московского училища св. Екатерины вышли замуж: Екатерина — за Павла Алексеевича Веселовского, Полина (в крещении — Прасковья) — за Ивана Гавриловича Поливанова и Мария — за Дмитрия Ивановича Сущева.

Сыновья Василия Львовича Александр, Николай и Аркадий окончили Институт корпуса инженеров путей сообщения в Санкт-Петербурге, и только младший, Павел, не смог учиться и был определен на военную службу. В конечном итоге все сыновья вышли в отставку, женились и занялись помещичьим хозяйством в Васильсурском уезде.

Поскольку все члены большой семьи В.Л. Демидова продолжительное время находились вдали друг от друга, они регулярно обменивались между собой письмами, которые являются уникальным источником, раскрывающим усадебный быт, семейную жизнь, взаимоотношения друг с другом, а также с соседями, крестьянами, друзьями и многочисленными «столичными» родственниками, вопросы воспитания и образования, благоустройства дома и территории усадьбы и прочее. Нередко на страницах писем возникают вопросы, касающиеся приобретения книг и чтения, они-то и будут нас интересовать.

Глава семьи В.Л. Демидов чаще всего писал письма Александру, который дольше других жил в Санкт-Петербурге, где сначала учился, а потом преподавал в училище гражданских инженеров архитектуру, работал в институтской библиотеке. Главная причина долгого пребывания Александра в столице заключалась в том, что Василий Львович посылал к нему братьев по мере их взросления, за учебу и проживание которых тот отвечал и обязан был регулярно отчитываться перед отцом, в том числе, за их финансовое содержание. В переписке отца и старшего сына их отношения выглядят взаимоуважительными и вполне доверительными, несмотря на то, что Василий Львович много внимания уделял вопросам воспитания, насыщая письма нравоучениями, порой скучными и, кажется, слишком педантичными для молодого человека, считающего себя достаточно взрослым. Но Александр неизменно являл собой пример почти безупречного поведения и послушания.

Александр Васильевич Демидов

Старший сын во всем следовал наказам отца и никогда не перечил ему. Для воспитания нравственных начал В.Л. Демидов советует ему завести «библиотеку християно-офицерскую» и особенно рекомендует книгу «высокопреосвященнаго Платона» под названием «Дух или избранныя мысли из душеспасительных поучений». Вряд ли это издание было в его библиотеке в Быковке, в противном случае, учитывая стремление хозяина имения к экономии, легко предположить, что тот непременно переправил бы издание сыну в Петербург. Давая сочинению митрополита Платона (Левшина) высокую оценку, В.Л. Демидов настоятельно советовал относиться к нему как к особенному, а не обычному  чтению, он писал: «почитывай на совершенном досуге и при том, когда мысли и сердце спокойны, иначе не оценишь той прелестнейшей для ума правды, каковою экземпляр тот преисполнен…» И дальше: «прочтя, читай его еще и еще несколько раз», т.к. подобное чтение, по мысли Василия Львовича, следует приравнивать едва ли не к пище богов. Вот как он сам об этом пишет: «из онаго снабдись сам ломтиком аброзии, изредка иногда и кстати отламывай по кусочку и подавай товарищу или ученику своему, потому изредка, иногда и кстати только, что частым сею пищею подчитанием народ или мир скучает…» В том же письме Василий Львович благодарит сына за присланные в Быковку книги — «Приложения к начертательной геометрии к воздушной перспективе и проч.» — называя при этом посылку с книгами «дорогим гостинцем».

Александр не только покупает книги для отца и других членов семьи по их заказам, но, следя в Петербурге за книжными новинками, дает советы в отношении приобретения некоторых из них. Он пишет отцу в Быковку 5 ноября 1834 г.: «…Не хотите ли вы купить Свод законов, эта книга необходима для каждого гражданина, тем паче для тех, кои принуждены бывают прибегать к стряпчим, имея дела с судами, палатами и т.д. Эти книги суть памятник царствования нашего государя, это все говорят. Они изданы от правительства и, кажется, 14 томов стоят 100 руб. По этому Своду законов можно найти путь, как действовать во всяком тяжебном деле…» В том же письме Александр напоминает и о своей книге, оставшейся в отцовском имении: «Вы обещали, любезный папинька, прислать мне с зимней оказией мой экземпляр Истории Карамзина, то не забудьте, ибо я исподволь собираю по моим силам библиотеку и желается мне украсить оную такой книгой».

Василия Львовича беспокоило вынужденное безделие оставившего учебу Павла. Отец писал по этому поводу Александру: «… от меня ему скажи, чтоб пока живет у вас, то бы не болтался в празности, коя родит вымыслы, а от оных и поступки порочныя, а непосредственно занимался бы арифметикой, выучивал бы по книгам французские разговоры, историю и тому подобное…»

Александр поспешил успокоить отца, с радостным удивлением сообщая ему  в письме следующее: «Я никак не ожидал в Павлике той охоты к чтению, какую он теперь обнаруживает. У меня есть несколько очень хороших и занимательных книг лучших русских авторов, с которыми он с утра до вечера не расстается…» Из письма можно видеть, что сам Александр, много лет живя в Петербурге, собрал у себя хорошую библиотеку. Но и братьям своим он регулярно приобретал книги, необходимые им для учебы. Так, отчитываясь перед отцом «по расходу денежных сумм», Александр перечислял учебники, купленные  «для Павлика» в августе 1836 г.: «Географический атлас Арсеньева — 20 р.; Всеобщая география Арсеньева — 10 р.; Всеобщая история Кайданова — 15 р.; Русская грамматика Греча — 5 р.; Французская грамматика Ноеле — 2 р.; Катехизис Филарета — 2 р.; Алгебра Бурдона — 6 р.; Арифметика Щеглова — 8 р.» О другом своем брате Александр писал: «Николинька пред отъездом… в отпуск, приготовил все необходимые книги для повторения курса в деревне, конечно не без труда и даже большого, но мне кажется, он может приготовить себя так, что б приехав из отпуска, держать… экзамен в декабре 1838 г.»

Насколько серьезное внимание уделял В.Л. Демидов вопросам нравственного и православного воспитания своих детей, а затем и внуков, свидетельствует еще одно из его писем Александру, в котором он просит последнего купить и прислать в Быковку  книгу Генриха Цшокке «Часы благоговения для споспешествования истинному христианству и домашнему богопочтению» в трех частях. Первая часть книги называлась «Беседы христианского семейства», а вторая и третья — «Беседы для юношества». Скорее всего, эти книги были нужны В.Л. Демидову для обучения родившихся к тому времени у старших его дочерей внуков, неслучайно в том же письме он просил выслать ему еще и «досок аспидных нетяжелых, мягких» (аспидная доска — письменная принадлежность в виде пластины из чёрного твёрдого сланца — аспида — Ред.).

В феврале 1836 г. Василий Львович выслал сыну в Петербург 250 руб. на приобретение более десятка наименований книг для быковской библиотеки, среди которых указал недавно вышедшую «Историю Пугачевского бунта» А.С. Пушкина, многотомное издание А. Плюшара «Энциклопедический лексикон за 1836 год», карту Европы и «Описание растений Российского государства с их изображениями…» П.С. Палласа.  Кстати, последнее издание было редким и весьма дорогим, но оно, очевидно, было необходимо В.Л. Демидову как руководство по  научному ведению и содержанию своего фруктового сада.

О том, что через много лет в имении Быковка у Василия Львовича Демидова была собрана приличная библиотека, можно судить по первому варианту завещания, составленного им в 1852 г. В этом завещании наряду с перечислением «столового и всякого серебра», «кухонной медной посуды», «экипажей летних и зимних» и прочего было сказано: «Двоим сыновьям моим Николаю и Павлу получить из книг, составляющих мою библиотеку, половину». Сам факт включения библиотеки в текст завещания говорит о ее ценности в глазах главы семейства. Став самостоятельными, все его дети продолжали собирать собственные библиотеки.

Александр Васильевич помогал в формировании домашних библиотек своим сестрам. Так, Екатерина, жившая после замужества в Нижнем Новгороде, во многих письмах обращалась к брату Александру с просьбами купить для нее книги и переслать «с оказией».

Особо задушевные, теплые и очень искренние отношения у брата сложились с Полиной, ей он поверял свои сокровенные мысли и чувства, включая те, которые должен был скрывать от отца (например, в отношении своей женитьбы), она была его наперсницей и доброй наставницей, мнением которой он всегда дорожил. Для Полины же Александр был добрым другом и братом, она называла его письма к ней «бесценными», встречи с ним — большим для себя «сокровищем», а его самого «милым Сашенькой». Выйдя замуж и переехав жить в имение мужа Загарино (ныне — Краснооктябрьский район — Ред.), находившееся в 95 верстах от ее родной Быковки, Полина первое время очень скучала. Но потом родились дети (первенца назвали Александром!), она занялась хозяйством, скучать стало некогда. Через некоторое время она нашла для себя еще одно достойное занятие, о чем сообщала брату: «Я намерена всякой год, смотря по доходу, употреблять несколько денег на книги, что составит лет в 10 хорошую библиотеку».

Прасковья (Полина) Васильевна Поливанова высылала брату в Петербург целые списки тех книг, которыми хотела пополнить свое собрание. Она писала: «Я душу тебя просьбами, милый Сашинька, да что делать, ведь ты один у меня, как порох в глазу, да к тому же и баловник, никогда не отказываешься…» Так она просит выписать «Земледельческую газету» — новое тогда периодическое издание, в котором печатались материалы о различных системах полеводства и садоводства, обзоры экономических и хозяйственных событий, давалась информация о состоянии хлебов, сельскохозяйственных выставках, домашней медицине и прочих полезных вещах, быстро приобрела известность и влияние среди помещиков, получивших возможность обращаться в этот печатный орган по различным хозяйственным вопросам и получать разъяснения от крупных специалистов.

Письма Полины позволяют судить о составе усадебной библиотеки семьи Поливановых. Заметное место в ней отведено беллетристике. Среди современных авторов Полина называла А.А. Бестужева-Марлинского, Д.Н. Бегичев, Н.В. Кукольника, Н.И. Греча, О.И. Сенковского, И.А. Крылова.

В письмах П.В. Поливановой много просьб о приобретении для ее библиотеки исторической литературы и путешествий, например, она называет «Царствование Елизаветы Петровны, сочинение Вейдемейера», «Путешествие по святым местам русским. Троицкая лавра, Ростов, Новый Иерусалим, Валаам» А.Н. Муравьева, «Подвиги русских воинов в странах Кавказских с 1800 по 1834 год» П.П. Зубова.

Следует отметить, что детской литературе отводилось заметное место в этой усадебной библиотеке. Были в ней: многотомная «Детская энциклопедия, на русском и французском языках с 150 раскрашенными изображениями» С. Ушакова, некий «Прелестный вертоград для детей», «Чтение для малолетних детей с 8-ю картинками», «Детский натуральный кабинет» и «Книжка-малютка для милых малюток с картинками Ф. Инока», «Детская книжка для воскресных дней», составителями которой являлись Б.А. Врасский и В.Ф. Одоевский.

По мере взросления детей в библиотеке появлялась и учебная литература (названия в кавычках даны так, как они указаны в письмах): «Арифметика, сочинение Бурдона, принятое Парижским университетом»; «Руководство к умственным упражнениям, при преподавании отечественного языка, составленное Егором Гугелем»; «Астрономия для незнающих математики, перевод с французского Перевощикова».

Семья и дети делали необходимой наличие в усадебной библиотеке медицинской литературы, поэтому Полина просила брата купить для нее «Домашний лечебник», написанный немецким профессором-медиком К.И. Килианом, который учил, как следует при «наружных… и внутренних болезнях при отсутствии врача» оказывать медицинскую «помощь посредством одних домашних средств и диеты».

Было в библиотеке еще одно полезное издание — «Вспомогательная книга для помещиков и сельских хозяев» В.А. Крейссига в переводе с немецкого, выполненного С.М. Усовым.

Таким образом, на основании писем В.Л. Демидова и его детей можно составить достаточное полное представление об усадебных библиотеках, круге их читательских интересов и предпочтений, а также проанализировать состав и пути комплектования библиотек среднепоместных российских дворян первой половины XIX века.

Елена ПИРОГОВА, кандидат исторических наук, г. Екатеринбург